28 января 2013, 12:03
Войдя в агрохолдинг федерального уровня, небольшой агропроизводитель из Славянска-на-Кубани получил импульс для развития в ритме «газели»

Славянский комбинат хлебопродуктов начал свою деятельности почти 90 лет назад. За это время произошло много событий. Производственные мощности были разрушены во время войны, потом предприятие было восстановлено и продолжило работать в условиях административно-командной системы, далее пришлось пережить период перестройки и научиться играть по новым правилам в рыночной экономике. В своей новейшей истории — после приобретения группой «Разгуляй» — компания демонстрирует очень высокие средние темпы прироста выручки. С 2005 по 2009 годы этот показатель составил 47,6%. По итогам 2009 года предприятие достигло выручки в размере 1,85 млрд рублей и вошло в рейтинг 250 крупнейших компаний юга России. Сегодня 85% доходов «Славянскому» приносит переработка риса. О том, как удалось достичь таких результатов, научиться грамотно экономить на издержках, выстраивать бизнес с вхождением в крупный вертикально интегрированный холдинг, мы беседовали с генеральным директором ОАО «Славянский комбинат хлебопродуктов» Георгием Акоповым.

— Ваш комбинат имеет солидную историю. Каковы основные этапы развития предприятия?

— Оно возникло ещё в 1923 году в станице Славянской, где были построены деревянный элеватор и зерносклад. Так образовалось хозяйство «Протокское заготзерно», которое занималось приёмом и отгрузкой зерна водным путём. Во время Великой Отечественной войны хозяйство было разрушено. Второе дыхание предприятие получило в 60-е годы, когда были построены механизированные зерносклады с активной вентиляцией. Позднее появились кукурузно-калибровочный завод, поточная линия, молотильно-очистительная башня с зерносушилкой. В 1970 году был построен рисовый завод, через шесть лет — комбикормовый, в 1981 году завершено строительство элеватора. Так предприятие стало градообразующим в Славянске-на-Кубани. Современный этап развития начался ещё в 90-е годы, когда мы стали разводить рыбу, выращивать свинопоголовье, выпекать хлеб, выпускать макаронные изделия.

— Какую роль сыграло вхождение в группу «Разгуляй»?

— В группу «Разгуляй» мы вошли в 2006 году, когда несколько крупных акционеров продали «Разгуляю» свои акции. Так предприятие получило большие финансовые возможности как собственно производственного характера, так и для продвижения продукции. До этого времени у нас не было возможности покупать землю, разводить скот, выращивать культуры, то есть мы зависели от других производителей. С вхождением в группу перед нами открылись принципиально иные возможности. Здесь есть хозяйства, которые выращивают рис, идёт процесс приобретения земель. В 2007–2008 годах мы реконструировали рисовый завод, установили современное южнокорейское оборудование, что позволило предприятию улучшить свои финансовые показатели и качество производимой продукции. В реконструкцию было вложено порядка 100 миллионов рублей.

Природа динамики

— Предприятие длительное время растёт темпами, существенно превышающими отраслевую норму. Ставилась ли такая задача, или же это побочный результат успешного достижения других целей?

— Перед нами стояла задача увеличивать объём собственного производства. Приведу пример: раньше, когда мы не входили в группу «Разгуляй», мы принимали, скажем, 150 тысяч тонн риса на переработку, а нашего зерна там была только пятая часть. Остальное зерно мы перерабатывали и отдавали обратно другим хозяйствам. Головной компанией была поставлена задача не работать на давальческих схемах, а перерабатывать собственную продукцию. Так мы стали покупать зерно, перерабатывать его и продавать готовую продукцию. И показатели компании начали расти именно за счёт этого вида деятельности. То есть за счёт переработки и продажи уже готовой продукции, а не только переработки. В итоге выручка увеличилась с 390 миллионов рублей в 2005 году до 1,85 миллиарда в 2009.

— Руководители многих фирм часто сетуют на ограничения по спросу. Когда отслеживаешь развитие Славянского КХП, возникает ощущение, что рынок способен поглотить всю продукцию, которую вы предложите. Откуда берётся такой «не­ограниченный» спрос на неё?

— Это только со стороны кажется, что спрос неограниченный. В действительности есть трудности при сбыте продукции. Наряду с продукцией, выпускаемой региональными предприятиями, на рынок завозится и импортный рис из Китая, Индии, Египта, США, Вьетнама. Поэтому конкуренция существует, мы уже сейчас сталкиваемся с трудностями реализации. И именно ресурсы головной компании способствуют их преодолению: мы продаём продукцию на всей территории страны, начиная с Калининграда и заканчивая Сахалином. А в последнее время стали отгружать рис и на экспорт на Украину, в Молдавию, Азербайджан, Армению, расширяя географию сбыта продукции. Если бы мы продолжали работать самостоятельно, а не в группе, то не смогли бы так расширить географию продвижения. Сегодня экспорт составляет около 10 процентов общего объёма.

— Что-то сдерживает сегодня темпы развития предприятия?

— Рост ограничен мощностями производства. Если у нас паспортная мощность завода 500 тонн в сутки, то 600 из них не сделаешь. А если и сделаешь, то либо оборудование быстро износится, либо качество выпускаемой продукции понизится. Так что у нас есть некие технологические границы роста выпус­ка. Если рядом построим ещё один завод, то будем говорить о более высоких возможностях.

— Планируете наращивать производственные мощности?

— Всё зависит от сырьевой базы. Пока тот пятисоттонник, который у нас есть, обеспечивает потребности в переработке выращиваемого риса. Если у нас увеличатся поля по выращиванию риса, то можно будет думать о расширении мощностей.

— Каковы ваши источники финан­сирования?

— В основном это кредитование. Деньги нам нужны для покупки недостающего сырья, мы его перерабатываем, продаём и возвращаем заёмные средства. Кредиты мы берём на год — работаем с Внешэкономбанком.

Модель для бизнеса

— Можно ли сокращать издержки в условиях быстрого роста? Нужно ли делать это любой ценой, даже за счёт замедления роста?

— В этом вопросе я вижу две составляющие. Первая заключается в том, что надо уменьшать издержки, чтобы продукция была конкурентоспособной. То есть мы должны меньше тратить электроэнергии, материалов, рабочей силы и так далее. Это путь, по которому идут все, чтобы уменьшить себестоимость. Но, с другой стороны, сокращение издержек ради сокращения таит в себе опасность. Допустим, мы будем экономить и меньше ремонтировать оборудование. Это может принести сию­минутную выгоду, но, если смотреть на дальнюю перспективу, то ситуация изменится. Если мы в целях экономии не будем ремонтировать оборудование, то через год-два потеряем ещё большие средства на его восстановлении. Кроме того, издержки можно снижать и другим способом — не поднимать зарплату, не поощрять премиями работников. Да, и тут мы добьёмся сиюминутной выгоды, но хорошие работники в этом случае рано или поздно покинут предприятие. Тогда мы потеряем не только людей, но и качество продукции. Поэтому уменьшение себестоимости любой ценой нецелесообразно. Я считаю, что всё должно быть гармонично.

— Каковы риски вашего быстро­растущего бизнеса?

— Наши риски можно разделить на две категории. Первая обусловлена спе­цификой отрасли и связана с сельским хозяйством. Если не будет урожая, то не будет и риса, который мы перерабатываем, мы не сможем заработать на переработке и возвратить банку кредиты, которые брали для этих целей. Вторая категория — это риски падения спроса.

— Вы работаете на предприятии более тридцати лет. Как изменялась модель управления в процессе развития?

— При мне сменилось три модели управления предприятием. Когда комбинат был государственным, то есть ещё в советское время, с плановой экономикой, модель управления была простая и ясная. Хозяйству утверждались планы и показатели, которые необходимо было выполнить по всем основным позициям, начиная с объёмов производства и уровня зарплаты. Если предприятие этих плановых показателей достигало, то выплачивались ежемесячные, ежеквартальные премии.

Второй этап — это период приватизации, когда КХП был преобразован в акционерное общество открытого типа. Тогда появился совет директоров, направляющий деятельность предприятия и устанавливающий целевые показатели деятельности.

Третий этап начался с вхождением в крупную вертикально интегрированную структуру — группу «Разгуляй». Сейчас мы уже начинаем работать по принципу кластерного развития. В наш кластер войдёт ряд других компаний группы, таких как ЗАО «Анастасиевское», ЗАО «Агрофирма “Полтавская”», другие предприятия, работающие на Кубани, а также структуры торгового дома, занимающиеся продвижением и продажами выпускаемой предприятиями продукции. Здесь система управления станет совсем иной. Учёт, снабжение, реализация — всё будет централизовано и подчинено единой стратегии развития бизнеса группы.

— С чьей стороны предприятие испытывает наибольшее конкурентное давление?

— Со стороны менее затратных, менее энергоёмких региональных предприятий по переработке риса. Они строят в поле ангар, устанавливают оборудование и начинают работать. Средние издержки у них, конечно, будут ниже. Таких предприятий вокруг нас около трёх десятков.

— За счёт чего Славянский комбинат хлебопродуктов выдерживает конкуренцию с ними?

— За счёт высокого качества риса, что ценится потребителем — это раз. Второе — за счёт имеющейся у нас мощной материально-технической базы. Далеко не у всех есть такие мощности по хранению, сушке и очистке риса. Именно эти факторы позволяют конкурировать даже при более низких издержках у конкурентов.

Роль государства

— Вовлечено ли предприятие в какие-либо госпрограммы?

— Мы участвуем в государственной программе поддержки сельского хозяйства, по которой департамент развития сельского хозяйства Краснодарского края нам субсидирует две трети ставки ЦБ РФ по кредитам.

— Быстрорастущие фирмы вносят наибольший вклад в прирост валового регионального продукта. Что, по-вашему, должно сделать государство для таких компаний?

— На развитие бизнеса прежде всего влияет налоговый режим. Единый социальный налог, который сегодня составляет 34 процента, естественно, влияет на наше развитие в худшую сторону. Сейчас с каждого рубля мы должны заплатить 34 копейки налога, а платили 26. Конечно, такие налоги замедляют рост. Это первое.

Второе — государство должно поддерживать своего товаропроизводителя. В России рис выращивают в Астраханской области, в Краснодарском крае, на Дальнем Востоке. Но при норме потребления 4,5–5 килограммов на человека в год у нас одного килограмма не хватает. В стране проживает 140 миллионов человек, то есть завезти в Россию нужно 140 тысяч тонн риса. Но не 240 тысяч тонн! Если завезут 240 тысяч, то отечественного производителя, мягко говоря, посадят в лужу. Он же брал кредиты, выращивал продукцию, перерабатывал её, а продать не сможет. Но кредиты-то всё равно надо будет возвращать банкам. Так отечественные предприятия будут разоряться либо работать на мизерных прибылях, не позволяющих развиваться дальше. Поэтому государству целесообразно вводить ограничения на ввоз продукции, которая выращивается и может быть произведена внутри страны. Власти следует защищать своего товаропроизводителя и не допускать на внутренний рынок ту продукцию, которая не выращивается здесь. Я говорю сейчас о рисе, а ведь есть много иных товарных групп. Вот смотрите. Мы говорим, что у нас много пшеницы и зерно надо экспортировать. А ведь ещё в советские времена нас учили в институте: чтобы полностью обеспечить своё население хлебобулочными изделиями, маслом, молоком, колбасными изделиями и прочим, необходимо выращивать на каждого жителя страны одну тонну зерна. Неглупые люди рассчитали всё это. То есть если у нас 140 миллионов тонн зерна производится, то никакой колбасы, макарон и прочего мы не закупаем за границей, мы сами себя всем этим можем обеспечить. Сегодня мы производим 75–80 миллионов тонн зерна и часть ещё и отправляем на экспорт. Тут мы лукавим — отправляя зерно, мы завозим мясо, молоко, сметану, масло, сыр и прочее. И это как раз то зерно, которое было экспортировано. А по большому счёту, если бы его не экспортировали, то и этого объёма бы не хватило. Я считаю, что государство за этим должно следить.

Цена кризиса

— Когда смотришь на показатели деятельности Славянского КХП, складывается впечатление, что кризис никак не отразился на вашей деятельности. Что позволило успешно его пережить?

— Кризис, конечно, на нас отразился — мы меньше стали ремонтировать оборудование, меньше вкладывать средств в развитие, успев завершить начатые проекты по реконструкции до кризиса. А объёмы выручки росли за счёт перевода на собственное производство — так мы стали расти. То есть не из-за того, что мощности были, скажем, 500 миллионов тонн переработки, а увеличились до миллиарда, а из-за внедрения иной модели бизнеса. Сейчас мы закупаем рис, перерабатываем и продаём. А раньше мы брали рис на хранение, перерабатывали и возвращали поставщику, некоему дяде Васе. Дядя Вася сам продавал переработанный рис, и у него шла реализация.

— А как повлиял кризис на планы дальнейшего развития компании?

— Мы могли бы увеличить складские мощности, вложив 14–15 миллионов рублей в расширение склада готовой продукции. Можно было бы сделать косметический ремонт административных помещений, вложить деньги в замену оборудования на элеваторе. Но кризис нам помешал.

— Какие задачи стали первоочередными на 2011 год?

— Мы должны заготовить 150 тысяч тонн риса-сырца, 50 тысяч тонн колосовых (пшеница, ячмень), 9 тысяч тонн сои и 3 тысячи тонн кукурузы. Задача в промышленной сфере — переработать всё заготовленное сырьё, для того чтобы выход готовой продукции был на уровне 69–71 процента. Это высокие показатели для отрасли. Для сравнения скажу, что до реконструкции у нас выход был на уровне 65–66 процентов.

— Какое достижение компании на текущий момент вы считаете наиболее значимым?

— Наиболее значимые успехи связаны с логистикой и реализацией, что стало возможным в составе группы «Разгуляй». По сути, перерабатывающий бизнес был органично достроен продвижением и логистикой. Это видно при сравнении результатов деятельности компании до её приобретения группой «Разгуляй» и после. Результаты после приобретения выглядят значительно лучше. Так, наша перерабатывающая деятельность была достроена вертикальной цепочкой по продвижению и продаже продукции, и выручка выросла за пять лет почти в пять раз. Хотя тут нам ещё рост цен помог.

— Какова сегодня производительность труда в компании?

— Производительность у нас высокая — 5,1 миллиона рублей на одного работника. И перед нами стоит задача увеличения этого показателя. Будем делать это за счёт уменьшения численности штата и за счёт увеличения объёмов производства. Два года назад у нас работало 500 человек, сейчас — 363. Если будем внедрять автоматику, сократим ещё.

— Если бы вы начинали карьеру сейчас, то пошли бы снова работать в эту сферу?

— Трудный вопрос. У меня двое сыновей, и я почему-то не приобщил их к этой деятельности, сказал, чтобы выбирали сами. И они стали работать в другой отрасли. А я, если бы начинал по новой и жил при этом в сельской местности, опять пошёл бы в этот бизнес.
Источник: expert.ru

Также в разделе:

В этом году на Кубани впервые вырастили зерно второго класса...

На Кубани построят завод по производству семян сои за 190 млн рублей...

Кубань стала лидером среди регионов России по урожайности зерновых...

Экспорт зерна в портах Краснодарского края вырос на 45%...

Краснодарский край: В Белоглинском районе в терминал по погрузке зерна инвестировали 200 млн рублей...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Семья Ткачевых собирает рис
6 апреля 2017, 10:32
Ее агрокомплекс увеличивает площадь полей в Краснодарском крае Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева может выкупить рисовые хозяйства "Краснодарзернопродукта" (КЗП), площадь которых превышает 10 тыс. га. Одно из хозяйств в начале года уже перешло под контроль агрокомплекса. Все...
Таиландские студенты могут оплатить учебу рисом
27 марта 2017, 12:52
В Таиланде внедрили весьма оригинальный способ оплаты за образование в одном из частных университетов.  Частный университет Rangsit в столице Таиланда Бангкоке теперь принимает зерно в качестве оплаты за обучение. Сейчас студенты учебного заведения могут расплатиться за образование...
Площади под рисом в России могут сохраниться на прошлогоднем уровне, затем возможно сокращение
7 февраля 2017, 12:29
Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут считает, что в этом году площади под рисом в России могут сохраниться на уровне прошлого года, их рост маловероятен, несмотря на прогнозы Минсельхоза РФ. В дальнейшем А.Корбут не исключает сокращение площадей. "Скорее...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: