27 октября 2008, 11:28
Рекордный урожай зерна снова обострил вопрос о его сбыте. Логичный вариант ответа на этот вопрос — проект компании «Титан-Кубань» по глубокой переработке зерна. Это самый дорогой проект в сфере южного АПК за всю постсоветскую историю.

Согласно прогнозам Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ, в текущем году в стране будет собрано 100–102 млн тонн зерновых. Это на 25–30% больше, чем в 2007 году. Первым регионом, подводившим основные итоги жатвы, традиционно стал Краснодарский край. По официальной статистике, кубанские хлеборобы собрали рекордные девять миллионов тонн зерна.

В результате резко обострилась проблема сбыта сельхозпродукции. Внутренний рынок не в состоянии поглотить такое количество зерна. Кроме того, небывалый урожай сделал ещё более острыми старые беды — недостаточную мощность элеваторов и нехватку подвижного состава для перевозки зерна. Ситуация усугубляется острой конкуренцией на внешних рынках со стороны Украины, Казахстана и стран ЕС, а также экономической конъюнктурой, связанной с падением цен на сырьё, в том числе и продовольственное. Положение пока не спасают государственные закупочные интервенции — слишком незначительны их объёмы и очень уж невысока цена, предлагаемая производителям. Снижение цен на зерно и трудности сбыта, разумеется, не являются проблемами лишь нынешнего года. Они носят хронический характер и всегда обостряются во время хороших урожаев. Снизить влияние волатильности сырьевых рынков на финансовую устойчивость аграрного сектора, по мнению директора ООО «Титан-Кубань» Петра Светличного, поможет создание крупных индустриальных агрохолдингов для переработки сырья.

В настоящее время ООО «Титан-Ку­бань» — дочерняя компания нефтехимической корпорации «Титан» из Омска — реализует самый капиталоёмкий в АПК юга России за последние два десятилетия проект. За полмиллиарда евро в крае будут построены два новейших комплекса по переработке сельхозсырья. Они позволят извлекать из зерна все полезные вещества, заложенные в нём, и получать на этой основе целый спектр товаров — от подсолнечного масла до биобутанола и углекислого газа. Аналогов таким комплексам в нашей стране пока нет, и потому успех этого проекта (или отсутствие успеха) покажет, способен ли российский АПК в современных условиях перейти от сырьевой направленности к современному высокотехнологичному производству.

Пётр Светличный — человек, известный на Кубани. Его отец, Герой Социалистического Труда Владимир Светличный, был одним из самых прославленных земледельцев Советского Союза.
Рекордный урожай — рекордная же проблема

— Этот год смело можно зачислить в актив нашего АПК. Судя по рекордным цифрам, у крестьян должна быть неплохая прибыль?

— Вовсе нет. Да, в этом году Кубань собрала девять миллионов тонн зерна. Но это просто масса. Да, зерна много, но сегодня большая его часть, как говорится, «лежит». Нередко под открытым небом. А зерно способно так пролежать недолго, не более трёх месяцев, потом оно начинает болеть. На элеватор везти — дорого, да и их суммарная мощность составляет лишь 50 процентов от собранного урожая, — 4,5 миллиона тонн.

Внутреннее потребление на Кубани относительно невелико. Это примерно три миллиона тонн, то есть треть от произведённого в нынешнем году. Остаётся экспорт. А трейдеры нам говорят: нет, ребята, вы нам сейчас не интересны, ведь килограмм зерна с учётом доставки в новороссийский порт стоит 5,60 рублей, а тот же продукт в порту Херсона — 4,10–4,20. В текущем году зерновой профицит Украины, согласно прогнозам, составит 13–15 миллионов тонн. То есть украинский экспортный потенциал огромен. Сейчас надеемся на конец осени, может быть, тогда экспорт пойдёт. Но, с другой стороны, и тут есть свои опасения, связанные с хорошим урожаем в других странах, политической обстановкой, особенно у нас, в Черноморском бассейне, и другими рисками.

Так что на сегодня самый главный вопрос — что делать с этим рекордом, кому и за сколько продать зерно?

— А поставки на внутренний рынок?

— Оно там тоже сейчас не востребовано. У соседей — Ростова и Ставрополя — своего полно, они собрали по семь-восемь миллионов тонн. Да в той же Липецкой области, как мне сказал заместитель губернатора по АПК, в этом году получили по 41 центнеру с гектара и соберут три миллиона тонн, поставив свой региональный рекорд.

То есть в России, особенно на Юге, в Поволжье, в Центральном, да и во всех других зерносеющих регионах проблем с пшеницей не будет. Более того, это не столько заслуга погодных условий, сколько долгосрочный тренд, связанный с новыми технологиями, благодаря которым зона устойчивого земледелия резко сместилась на север. Появились новые сорта, системы защиты растений, гербициды. Рынок просто завален техникой и технологиями высочайшего уровня. Так что сейчас получить нормальный урожай не проблема. Тем более на Юге. Выращивать хорошие урожаи мы научились. Дело в другом — как правильно ими распорядиться и получить наибольшую выгоду.

— В условиях перепроизводства, цена, видимо, оказалась ниже ожидаемой?

— Да. Мы планировали, что в осенью килограмм зерна на току будет стоить 6 рублей. Сейчас — 5,10–5,20, не выше. В то же время себестоимость подскочила с 1,20–1,40 до 3–3,5 рублей. То есть если раньше рентабельность на пшенице была от 80 до 120 процентов, то сейчас она упала до 60. И это, как правило, максимум. А в отличие от промышленных предприятий, которые производят продукцию круглый год, аграриям для устойчивого развития необходимо иметь рентабельность около 100 процентов.

— У кубанских аграриев проблемы со сбытом возникают не в первый раз. В других регионах та же картина?

— Не везде. Алтайский край, например, перерабатывает 100 процентов своего зерна, он не вывозит сырья. Алтайская мука продаётся не только в соседних регионах, но и в Москве, и даже в нашем крае. Она конкурентоспособна, поскольку там построены очень крупные предприятия с большим объёмом переработки. А, как известно, чем больше объём, тем меньше себестоимость.

Так что пока Кубань, да и другие регионы Юга, не смогут перерабатывать хотя бы процентов 70–80 зерна и реализовывать его в виде муки и продуктов, мы будем критическим образом зависеть от сырьевых рынков. А они все неустойчивы — что внешний, что внутренний.
Комплексный подход как альтернатива сырьевому

— Таким образом, основная проблема сегодня — это сбыт, который ограничен нехваткой перерабатывающих мощностей?

— Не просто перерабатывающих мощностей. Я уверен, что будущее — за индустриальными, вертикально интегрированными комплексами по глубокой переработке зерна, наподобие тех, что существуют в Европе, США, наподобие наших ВИНКов в нефте­газовой отрасли. На Кубани они уже доказали свою эффективность. Один пример работы ЗАО «Агрофирма “Выселковская”» чего стоит. Эта компания объединяет целый ряд предприятий, осуществляющих весь цикл производства продовольствия от поля до прилавка.

В настоящее время ещё два агрокомплекса, как говорится, следующего поколения, наше ООО «Титан-Кубань» планирует строить на Кубани. В них будут входить сельхозугодья, два элеватора, мельницы, комбикормовые предприятия, два свинокомплекса на 108 тысяч голов каждый, птицекомплексы, мясокомбинат и хладобойня. Ежегодно на этих предприятиях предполагается перерабатывать до миллиона тонн зерна.

Стоимость проекта оценивается в 450 миллионов евро, однако, с учётом удорожания металлоконструкций, строительных материалов и других изделий, не исключено, что он, в конечном итоге, обойдётся раза в полтора дороже.

— Получается, это самый капиталоёмкий проект в агропромышленном комплексе края за последние десятилетия. За счёт каких источников он финансируется и каковы сроки его окупаемости?

— Группа компаний «Титан» из Омска, специализирующаяся на производстве нефте­химической продукции, вкладывает в проект свои средства, а также привлекает банковские кредиты. Несмотря на его очевидную дороговизну, все затраты планируется окупить за 4,5–5 лет. Такие сроки нас устраивают, поскольку, по оценкам наших экспертов, в АПК имеет смысл вкладываться, если период возврата средств не превышает восьми лет.

— На каком этапе сейчас находится строительство комплексов?

— Завершается подготовка к геологоразведочным и изыскательским работам на выбранных площадках, заключаем контракты с проектными организациями, уже подписаны соглашения на поставку технологического оборудования, договора аренды на земельные участки под будущими сооружениями и ряд других документов.

Разработку рабочего проекта планируем завершить до марта-апреля 2009 года, после чего начнётся этап строительства, который продлится два года. Так что, по нашим оценкам, ввод в эксплуатацию состоится весной 2011 года.

— В чём отличие строящихся комплексов от уже имеющихся крупных агрохолдингов?

— Прежде всего в глубине переработки. Это будет первый агрокомплекс в России, который предусматривает такую глубокую переработку зерна. Причём по нашей, отечественной технологии. Её автор — профессор Кубанского технологического университета Аслан Шаззо. Ему, в частности, принадлежит технология, которая позволяет на изготовление спирта направлять не зерно, а только чистый крахмал. Её уже применяет московский завод «Кристалл».

В чём ещё наше отличие? Сейчас, например, в рамках какого-либо агрохолдинга или же вне оных берётся килограмм зерна и направляется, скажем, на свинотоварную ферму. На выходе мы получаем мясо и навоз. Или же на спиртозавод, где тоже два вида продукции — спирт и барда, которая в небольших количествах идёт на откорм быков, а весь остальной её объём просто загрязняет окружающую среду.

Глубокая переработка предполагает разделение каждого зерна на полезные составляющие. Из этого зёрнышка будет вырабатываться целая линейка продуктов: кукурузное масло, мальтозная и карамельная патока, используемые для производства прохладительных напитков и в кондитерской промышленности, комбикорма для последующего производства свинины, мяса птицы, пищевое масло, углекислый газ и биобутилен — кислородосодержащая добавка для улучшения топливных качеств бензинов.

Приведу такой пример. В этом году в крае будет произведено не менее миллиона тонн кукурузы. Практически всю её скормят скоту, либо вывезут в другие регионы для тех же целей. То есть 50 тысяч тонн самого лучшего масла, которое можно было бы получить из этого миллиона тонн, просто уйдёт в навоз. Наши же технологии позволяют «вытягивать» зародыш, находящийся в зерне, который скотине абсолютно не нужен, и произвести из него масло. Свинья же нуждается только в шроте и отрубях, которые она и получит.

То есть вместо одного-двух продуктов из килограмма сырья мы получаем восемь. Отсюда и экономика проекта. Себестоимость зерна сейчас три рубля. Продать его можно за пять-шесть рублей, а мы, посредством индустриального комплекса, получаем из того же килограмма продуктов на 30–35 рублей. То есть на порядок больше. А сейчас эти 30–35 рублей стоимости образуются где-то в других краях, нередко за рубежом, а часто просто утрачиваются, превращаясь в навоз.

— Будущий комплекс будет полностью сориентирован на собственную сырьевую базу?

— Нет. Мы планируем закупать часть зерна у производителей, расположенных в районах, прилегающих к нашим основным производственным площадкам, которые находятся в Лабинске и станице Павловской Краснодарского края.

— Но в прошлом году цена пшеницы на мировом рынке доходила до 250–300 долларов. Вы сможете предложить больше?

— Благодаря диверсифицированной структуре производства, мы получим большой запас финансовой прочности, что даст возможность предложить приемлемую цену и замкнуть на себя часть экспорта, да и транспортные расходы будут заметно ниже.
Хитрости конъюнктуры

— Говоря об индустриальных агрокомплексах, вы сослались на западный опыт. Но ведь множество попыток внедрения его на нашей земле потерпели фиаско. Потрачены десятки миллионов евро, а проекты не пошли. Почему вы уверены в успехе?

— Действительно, сколько ни закупали передовой техники и технологий, а «как на Западе» до сих пор не получилось. Причина проста. Себестоимость килограмма свинины, произведённой по упрощённой технологии, составляет в среднем примерно 45 рублей. По датской, применяемой в закупленных импортных комплексах, — 65–67. А мясокомбинат не платит даже 65, он согласен не больше чем на 60, в противном случае везёт из Польши или Аргентины. Сейчас, правда, закупочные цены подняли до 75 рублей за килограмм, но и себестоимость возросла.

Почему отечественное мясо получается таким дорогим? Да просто мы в него полностью закладываем стоимость зерна, необходимого для производства. Экономика мяса упирается в экономику зерна. А те же датчане из него получают целый набор продуктов, а их производственные структуры обретают необходимую рыночную гибкость, которая даёт возможность, в случае необходимости, снижать цены. Многие отечественные производители жалуются, мол, поляки, немцы или ещё кто-то демпингуют, душат их. Но рынок есть рынок. Жаловаться можно сколько угодно, а виноваты мы сами. Ведь все претензии по качеству мяса оказались несостоятельны, на сегодня они сняты. Можно, конечно, сетовать, что в прошлом году цена литра подсолнечного масла была 17–20 рублей, а в этом — 70, ну так не нужно сырьё для растительного масла отправлять на корм свиньям.

Поэтому повторю ещё раз. До тех пор, пока мы будем кормить нашу скотину целым зерном, никогда у нас мясо не будет дешёвым. По своей экономической природе.

— Но всё же, казалось бы, завезли передовую технику, а товар получился дороже, чем на старой.

— А всё новое, передовое всегда дороже. То же самое применимо и к выращиванию зерновых. Чем выше агротехника, тем выше затраты. Приведу такой пример. Некоторые наши фермеры на своих небольших участках вообще не применяют удобрений, средств защиты растений, гербицидов. Даже сорняки не выпалывают. Просто сеют и ждут урожая. Так вот, даже ничего не делая, они собирают по 25–30 центнеров. Затраты минимальные, прибыль высокая. Однако такой возврат к «двупольному», «трёхпольному» севообороту, который практиковали наши предки тысячи лет назад, неприемлем для больших территорий. Он лишь консервирует сырьевую направленность экономики, приводит к деградации почвы и ко многим другим негативным экономическим, технологическим и социальным последствиям.

— В качестве одного из продуктов, получаемых из зерна, вы упомянули биобутилен. Что это за продукт и для чего он используется?

— На самом деле сначала мы собирались построить биоэтанольный завод. Помните, год назад был своеобразный бум биотоплива по всей стране? Сейчас все эти проекты остановлены. Причина проста. Акцизы с биотоплива так и не были сняты, что автоматически сделало все проекты абсолютно нерентабельными. Грубо говоря, этанол — тот же спирт, только более «сухой». Его стоимость — примерно 500 рублей за литр. Кому он нужен в качестве топлива по такой цене?

Так что мы решили выпускать не спирт, а биобутилен, который не облагается акцизом. Из него тоже получают искусственный каучук. ГК «Титан» в настоящее время закупает бутилен в качестве сырья для своих предприятий. Сегодня его вырабатывают из дорогой нефти, мы же будем его добывать из отходов переработанного зерна. Кроме того, возможно, наладим производство этилтретбутилового эфира, который используется как добавка к топливу, улучшая его качество и экологические характеристики.

На сегодняшний день главное — уйти во всей технологической цепочке от производства любой подакцизной продукции, а также создать замкнутый цикл производства, получая на выходе товар с высокой добавленной стоимостью и уплачивая НДС только с него, а не с каждого полуфабриката.

— А почему, на ваш взгляд, всё-таки не сняли акциз с биоэтанола? Ведь об этом говорили многие высокие должностные лица.

— Можно только догадываться. Может быть, это произошло, в том числе, из-за особенностей менталитета. Ведь когда говорят о спирте, все подозревают, что производство топлива — это только вывеска, а в результате всё дело закончится банальной дешёвой водкой. Хотя на сегодняшний день и Европа сняла такие акцизы, и Казахстан, и Украина.

— По вашим словам, в качестве будущего потребителя биобутилена выступает главный инвестор проекта ГК «Титан». А каковы рынки сбыта остальной продукции?

— По расчётам, ГК «Титан» будет использовать примерно 60% процентов нашего биобутилена. Остальные 40 процентов пойдут на экспорт. Что же касается растительного масла, мясных изделий и других продуктов, то их предполагается реализовывать на внутреннем рынке. Не только на юге страны, но и в других регионах, вплоть до Москвы. При этом мы не собираемся обзаводиться своей розницей — будем партнёрами торговых сетей. Тем более, у нас есть свои конкурентные преимущества — знание вкусов местного потребителя, низкая транспортная составляющая, возможность гибко реагировать на изменение конъюнктуры регионального рынка и многое другое.
Не только бизнес…

— Ваш проект находит понимание у местных и региональных властей?

— К счастью, да. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв несколько раз встречался с президентом ГК «Титан» Михаилом Сутягинским и генеральным директором ООО «Титан-Агро» (Омск) Юрием Сутягинским. Подписан договор о сотрудничестве. В общем, частно-государственное партнёрство идёт нормально.

Власти понимают, что наш проект — это не только бизнес. Это будет первый в России комплекс такого уровня. Помимо стабилизации регионального зернового рынка, он позволит решить массу других проблем. Результатами его работы станут развитие промышленности, увеличение налоговых поступлений, рост занятости населения, в конце концов, быстрый и гарантированный возврат денег.

— Последняя задача сейчас решается преимущественно за счёт экспорта?

— Да. Получается так, что вместе с зерном мы вывозим всё, — налоги, работу, кадры, оставляем только голое поле. Невозможно развивать или даже просто остановить деградацию села, если ограничиваться простым производством сырья, то есть, в нашем случае, зерновых. Самые инициативные люди в поисках работы, карьеры будут уезжать в города, другие — спиваться. Мы же на базе этого миллиона тонн зерна создаём два очень крупных индустриальных комплекса, благодаря которым сотни человек обретут своё место в жизни. И это, поверьте, не высокие слова. Иначе нам грозит целый шлейф социальных последствий — преступность, наркомания, алкоголизм и, в конечном счёте, деградация целых территорий. Ведь не секрет, что в нашей стране есть множество таких районов. Районов, где уже невозможно ничего сделать. Они в прямом смысле слова зарастают лесом, разрушается инфраструктура. Оставшееся там население утратило всякую мотивацию к труду, а добровольно туда никто не поедет. Поэтому любые инвестиции в таких условиях просто теряют всякий смысл.

— Вы упомянули, что реализуемый проект — не только бизнес. Не могли бы вы кратко сформулировать основные идеи, заложенные в нём?

— Их четыре. Основная технологическая идея нашего предприятия такова: мы раскладываем зерно на множество составляющих — крахмал, клейковину, жмых и другие. И из них получаем целую линейку продуктов.

Основная социальная идея — занять как можно больше людей в производственном процессе. То есть можно просто поставить мельницу и из зерна получать муку. Мельницы сейчас автоматизированные, там смена состоит из двух человек. А можно, благодаря той же самой тонне зерна, обеспечить людей работой на комбикормовом, биобутиленовом заводе, свиноферме или птицеферме.

Основная экологическая идея заключается в том, что при глубокой переработке получается меньше отходов. А если мы из того же количества зерна получаем в несколько раз больше продуктов, то может статься, что в дальнейшем и производство зерновых можно будет подсократить, вывести из оборота часть земель, сэкономить топливо и так далее.

Основная экономическая идея — получать дополнительный доход с каждого килограмма зерна в 30–35 рублей. Плюс гарантировать устойчивый рынок сбыта, не зависящий от внешней конъюнктуры. Плюс обеспечить внутреннюю финансовую устойчивость холдинга за счёт диверсификации бизнеса, отхода от узкой специализации на каком-либо одном товаре.
Источник: expert.ru

Также в разделе:

Кубань остановит экспорт зерна из-за карантина...

Из портов Краснодарского края за неделю отправлено на экспорт более 519 тыс. тонн зерна в 12 стран мира...

Земельный банк «Агрокомплекса» превысит 600 тыс. га...

Кубань хочет экспортировать сахар и гранулированную муку...

Кубанские ученые назвали недальновидным экспорт зерна в ущерб внутреннему рынку...

Власти Кубани заявили о рекордном урожае зерновых...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: